Топ-6 налоговых схем, от которых стоит отказаться

Топ-6 налоговых схем, от которых стоит отказаться

  • 17 сентября, 2023
  • 74
Поделиться:

Топ-6 налоговых схем, от которых стоит отказаться

 

Предприниматели хотят платить как можно меньше налогов, поэтому активно используют схемы для сокращения числа обязательных платежей. Например, дробят бизнес на несколько юрлиц. Это позволяет распределять доход так, чтобы каждая компания получала льготы. Еще фирмы «переезжают» в регионы с более выгодными налоговыми режимами. О таких схемах знает ФНС, поэтому их легко выявляют, а следом и доначисляют выплаты. Юристы рассказали о распространенных способах, которые скорее привлекут внимание инспекции, чем помогут минимизировать обязательства.

Дробление бизнеса

В последнее время все больше дел связано с дроблением бизнеса, отмечает Ксения Литвинова, партнер Пепеляев Групп Этой схемы касаются недавние претензии к блогерам. Весной этого года следователи возбудили сразу несколько уголовных дел по ст. 198 УК об уклонении от уплаты налогов против популярных инфлюенсеров, в том числе Елены Блиновской и Александры Митрошиной

При дроблении бизнеса используют несколько организаций или ИП, которые применяют пониженные ставки для занижения налогов. Эта схема имеет смысл, если для получения льгот нужно соответствовать какому-либо ограничению: по сумме дохода, виду деятельности или количеству персонала, объясняет Георгий Толмачев, руководитель корпоративно-налогового направления O2 Consulting (О2 Консалтинг)

О том, как работает схема на примере упрощенной системы налогообложения, рассказала Литвинова. Для этого режима доход компании не должен превышать определенную сумму. Этот лимит индексируется каждый год, сейчас он составляет 251,4 млн руб. 

Например, часть выручки от продажи курсов в интернете зачисляется на банковский счет ИП или ООО блогера. А другая часть денег — на счета компаний или ИП его супруга, родственников или друзей, которые не имеют отношения к проведению курсов. Предъявление претензий в этой ситуации при превышении совокупной выручки — это лишь вопрос времени, считает Литвинова.

Не такая однозначная ситуация, когда у предпринимателя есть несколько фирм, которые занимаются разными направлениями бизнеса, но не имеют достаточно собственных активов для их ведения. Например, одна компания продает семинары, вторая — услуги рекламы в блоге, третья — какие-то товары. Если сотрудники, материальные и финансовые ресурсы сосредоточены в одной фирме или постоянно перемещаются между компаниями группы без понятных деловых причин, то при проверке налоговая может объединить все организации и ИП в единый бизнес и с учетом этого определить налоговую нагрузку, говорит Литвинова.

Оксана Родионова, руководитель налоговой практики адвокатского бюро Деловой фарватер , говорит, что критерии дробления налоговики установили уже давно, а судебная практика их закрепила. Об этой схеме свидетельствуют:

  • взаимозависимость компаний;
  • применение специальных налоговых режимов;
  • один вид экономической деятельности;
  • одни контрагенты;
  • общее управление;
  • общие ресурсы (материальные и трудовые).

Еще налоговики в качестве признаков дробления приводят следующие:

  • общий IP-адрес, телефон, электронная почта, сайт;
  • единая система логистики;
  • единая ценовая политика;
  • использование общего товарного знака;
  • осуществление деятельности по одному адресу;
  • общее ведение кадрового и бухгалтерского учетов;
  • счета в одном банке.

В настоящее время подобных дел в судебной практике огромное количество и все они — в пользу налоговой, говорит Родионова. Например, в деле № А40-21352/2018 «ТК Артекс» доначислили 102 млн руб. налогов из-за выявленной схемы дробления.

По словам Толмачева, с точки зрения налоговых органов любое разделение бизнеса на отдельные компании расценивается как попытка уклониться от уплаты налогов. Налоговая экономия сама по себе не преступление, продолжает Родионова. «Любой бизнес вправе законным путем минимизировать налоговые обязательства. Главное, чтобы такое желание не было единственной целью действий налогоплательщика», — считает эксперт.

В свете громких дел и возникшей из-за этого суеты в блогерской среде есть риск начать рассуждать в черно-белых тонах. Тогда налоговым органам придется занять позицию, что любое дробление и разделение — это плохо. Это, в свою очередь, может сказаться на других видах бизнеса, для которых разделение и структурирование на группы компаний имеет деловые причины.

Екатерина Смоловая, управляющий юрист налоговой практики Capital Legal Services

Фирмы-однодневки

Это самый распространенный вид уклонения от уплаты налогов, по словам Наталии Артеменко, юриста налоговой практики ALUMNI Partners

Обычно фирмы-однодневки нужны, чтобы получить необоснованные налоговые вычеты и завысить расходы, поясняет Родион Фалько, юрист ФБК Право В первой ситуации бизнесмены используют фиктивный документооборот, который доказывает предъявление налогоплательщику суммы НДС по договору. Этот налог исчисляет продавец при реализации товаров, работ или услуг. Потом обозначенную сумму заявляют к вычету в налоговых декларациях.

Во втором случае расходы в пользу «однодневок» учитываются, чтобы уменьшить базу по налогу на прибыль, увеличив расходы, которых фактически не было, говорит Фалько. При таких схемах незаконно сэкономленные суммы и необоснованная налоговая выгода выводятся в офшор или обналичиваются, добавляет Артеменко.

По ее словам, чаще всего на практике «технические» компании встречаются в строительстве, перевозках и ретейле. 

Конечно, по мере того как расширился арсенал инструментов у сотрудников налоговых органов для выявления таких схем, количество «технических» компаний значительно уменьшилось, но они не исчезли полностью. 

Наталия Артеменко

Артеменко отмечает, что практика по таким делам сложилась в пользу налоговых органов и отбиться от претензий налоговиков будет весьма затруднительно. Потому чаще всего споры вокруг «однодневок» не доходят до суда, завершаясь уплатой доначислений.

Искусственные посредники

Эту схему еще называют «бумажным НДС» и вокруг нее тоже возникает немало споров, констатирует старший налоговый консультант Tax Compliance Алексей Станчин. 

Суть схемы состоит в том, что организация привлекает «технические» организации, заключает с ними договоры, а потом либо уменьшает налог на прибыль (так как ее расходы якобы увеличились), либо увеличивает вычет по НДС (так как у компании есть сделка, по которой она вправе так делать). При этом деньги в адрес такого контрагента не переводят. Фактически ни товара, ни услуги, ни денег нет, поэтому схему и называют «бумажный НДС», объясняет Федеральная налоговая служба.

Фалько отмечает: само участие посредников в сделках не подтверждает, что была необоснованная налоговая выгода. Характерный признак искусственных посредников — их формальное участие в цепочке сделок. При этом искусственные посредники не всегда «однодневки». 

Зачастую при выявлении этой схемы налогоплательщику полностью отказывают в вычете НДС и признании расходов по операциям с такими посредниками. Причем, как показывает опыт Фалько, инспекция в дальнейшем отказывает и в налоговой реконструкции. Речь идет о таком способе расчета доначислений, который позволяет определить размер налоговых обязательств предприятий с учетом расходов.

Так произошло в деле № А76-46624/2019. «Фирма «Мэри» занималась производством хлебобулочных изделий. До 2013 года организация сама доставляла продукцию в магазины, а потом заключила договоры на поставку. По ним организация заплатила контрагентам 283 млн руб. Но проверка показала, что договоры фиктивные, а контрагенты — «технические». Поэтому «Мэри» доначислили 48 млн руб. налога на прибыль. Решение ИФНС компания попыталась оспорить. Дело дошло до Верховного суда, который поддержал инспекцию и указал, что в такой ситуации нельзя применить налоговую реконструкцию. 

По словам Станчина, стоит ждать ужесточения наказания за использование таких схем. В 2022 году в Госдуму внесли два законопроекта по этой теме. Первую новеллу вернули инициатору. Документ предлагал внести новый состав в Уголовный кодекс: «Фальсификация документов бухгалтерского (налогового) учета, бухгалтерской (налоговой) отчетности». Второй проект приняли в первом чтении, он тоже вносит поправки в УК. Авторы предлагают ввести новую статью — 173.2 «Сбыт и (или) представление в налоговые органы заведомо подложных счетов-фактур и налоговых деклараций». Таким образом, тренд на ужесточение ответственности за подобные схемы очевиден, считает Станчин.

Итоговый текст законопроекта еще предстоит увидеть. В любом случае планы ввести ответственность для лиц, которые умышленно используют «бумажные» вычеты, реализуются в ближайшее время.

Алексей Станчин

 

Необоснованное применение налоговых льгот

Об этой схеме рассказала Оксана Попова, старший партнер ЛЕГИКОН-ПРАВО , ссылаясь на совместное письмо ФНС и СКР № ЕД-4-2/13650@. Там приведен и пример. 

Начиналось все с того, что налогоплательщик вместе со связанными организациями создал резидента особой экономической зоны, который уплачивал налог на прибыль по ставке 0%. Этой компании передали в собственность здания, сооружения, участки, машины и оборудование, необходимые для производства авто. Потом связанные фирмы арендовали производственные мощности у резидента экономической зоны. Фирма позволяла арендаторам отражать как затраты в расходах по налогу на прибыль завышенные платежи, из-за чего уменьшались налоговые поступления в бюджет. При этом налог на прибыль арендодатель не платил.

«Миграция» налогоплательщика

Представители малого бизнеса порой перевозят фирмы в другой регион, делится Анастасия Локотко, юрист налоговой практики Capital Legal Services Суть схемы в том, что налогоплательщик меняет местонахождение на субъект, где есть налоговые преференции. Например, в Калмыкии налоговая ставка по упрощенной системе «Доходы» составляет 1%, но переехавшая туда организация не работает на территории республики. 

Так, индивидуальный предприниматель Александр Трофимов сначала зарегистрировался как налогоплательщик по месту жительства в Йошкар-Оле (Марий Эл), а потом встал на учет в Крыму. ИФНС решила: Трофимов так поступил лишь для того, чтобы снизить налоговую ставку. Поэтому ему доначислили налог 1,3 млн руб. и пени 117 000 руб. Еще предпринимателя оштрафовали на 103 000 руб. по п. 3 ст. 122 НК («Неуплата или неполная уплата налога»). Трофимов пытался оспорить решение инспекции, но безуспешно. Три инстанции ему отказали (№ А83-14979/2021).

Локотко говорит, что такая модель поведения распространена, хотя налоговики все активнее ей противостоят. Например, при «миграции» внутри страны налогоплательщика могут вызвать на «комиссию», чтобы уточнить цель переезда и детали ведения бизнеса в новом регионе. 

Правда, надо понимать, что «миграция» может быть обусловлена вполне разумными бизнес-причинами, отмечает Екатерина Смоловая, управляющий юрист налоговой практики Capital Legal Services Поэтому любой переезд или перерегистрация не свидетельствуют сами по себе о намерении уклониться от уплаты налогов.

Оформление ИП как гендиректора

Бизнес нередко пытается минимизировать «зарплатные налоги»: НДФЛ и страховые взносы. Об этом рассказала Локотко. Для этого в качестве генерального директора компании оформляется не физлицо, а индивидуальный предприниматель, оказывающий услуги по управлению организацией. Налоговая нагрузка на доходы такого ИП-управляющего снижается до 6% со стандартных 13–15% НДФЛ и 30,2% страховых взносов, объясняет юрист.

При этом необоснованная налоговая выгода возникает в случае, если для оформления ИП в качестве управляющего нет деловой цели. Есть несколько «факторов риска», которые встречаются  при недобросовестном оформлении подобного управленца: оплата в твердой сумме без KPI (показателей деятельности), отсутствие конкретизации оказанных услуг в актах или отчетах, наличие трудовых отношений в прошлом.

Так случилось в деле № А70-12767/2022. Акционер общества, который раньше занимал пост гендиректора «Промэкскавации», получил статус ИП. После этого фирма заключила с ним договор о передаче полномочий единоличного исполнительного органа. Две инстанции согласились с доначислением налога в 96,8 млн руб. Правда, порой суды встают на сторону компаний, как в деле № А50-16421/2022. Апелляция и кассация признали акт инспекции незаконным. По их мнению, налоговый орган не доказал недобросовестный характер поведения налогоплательщика.

 

Источник: ПРАВО.RU


Поделиться: