Практика Конституционного суда РФ

Практика Конституционного суда РФ

  • 31 марта, 2022
  • 2
Поделиться:

Контрагент оформил с кредитным учреждением договор купли-продажи жилья. Данных о трудностях с финансами у должника у потребителя не имелось, поскольку временная администрация была определена через некоторое количество месяцев после заключения соответствующей сделки. Однако в процессе несостоятельности заключение договора подверглось оспариванию по запросу АСВ согласно пункту 1 статьи 61.2 и пункту 11 статьи 189.40 соответствующего законодательства. Арбитражные судебные органы, принявшие заявление к рассмотрению, учли тот факт, что сделка была заключена в течение года, который предшествовал дню определения временной администрации, на условиях неравного встречного предоставления со стороны потребителя. Примененные последствия аннулирования сделки предполагали истребование жилого помещения у потребителя и назначение кредитному учреждению обязанности вернуть полученные деньги.

Чуть позднее арбитражные судебные органы решили вопрос очередности удовлетворения требования потребителя к задолжавшему кредитному учреждению: судьи постановили удовлетворить требования потребителя за счет активов, которые остались после удовлетворения запросов кредиторов, состоящих в реестре. Эта очередность была определена из-за того, что кредитор пропустил срок в два месяца, который исчисляется со дня начала действия судебного постановления о присвоении сделки статуса аннулированной. Судьи не посчитали требование потребителя обеспеченным залогом рассматриваемого жилого помещения, руководствуясь недобропорядочностью действий потребителя, купившего недвижимость по сниженной стоимости.

После того как его права не смогли защитить арбитражные судьи, гражданин подал иск в Конституционный Суд. Тот занял сторону автора заявления и постановил следующее: на самом деле в разбирательствах, имеющих отношение к гражданским правам на жилье, нормы законодательства о несостоятельности, устанавливающие последствия аннулирования сделок, предусматривают нарушение гарантированного высшим законом страны права на жилье.

Конституционный Суд в своем решении от 3 февраля текущего года № 5-П обратил внимание на очевидные нюансы: после использования последствий аннулирования сделки все ее стороны должны вернуться к исходным позициям. Но ввиду “банкротных” моментов правил удовлетворения запросов кредиторов участники рассматриваемой сделки с самого начала находились в неравноценном положении: 1-я сторона в полной мере и без промедления выполнила судебный запрос о возвращении полученного по признанию аннулированной сделки в конкурсную массу, в то время как обязательство должника передать назад полученные деньги откладывается по срокам и предполагает лишь частичное выполнение. Если рассматривать случаи признания аннулированными сделок купли-продажи недвижимого имущества, по факту это говорит о безвозмездном отъеме у контрагента единственного жилого помещения. А на средства, которые вернул должник, контрагент смог бы совершить покупку другого жилого помещения путем реализации соответствующего гарантированного конституционного права.

Все это судьи посчитали несоблюдением баланса интересов тех, кто участвовал в рассматриваемой сделке, а содержание п-та 1 статьи 61.2 и п-та 11 статьи 189.40 вышеупомянутого законодательства о несостоятельности – противоречащим ст. 40 и 55 главного закона страны в мере, в которой они не дают гарантии фактического получения контрагентом ранее отправленных по данному договору денег, с помощью которых можно было решить жилищный вопрос.

Российским законотворцам теперь предстоит внести необходимые корректировки в положения, предусматривающие использование последствий аннулирования таких сделок, а до этого руководствоваться следующим: если жилое помещение, выступающее предметом аннулированной сделки, было для потребителя единственным, он сможет пользоваться недвижимостью до момента получения всей суммы перечисленных должнику денег и на протяжении адекватного периода времени после их возврата. В целях достижения возможности получения перечисленной суммы деньги, полученные в ходе реализации жилого помещения на торгах, отправляются гражданину, а оставшиеся средства, если таковые есть, становятся частью конкурсной массы.


Поделиться: