Банкротные итоги года

  • 12 января, 2023
  • 9
Поделиться:

Банкротные итоги года

 

Изменения, внесенные Федеральным законом от 21.11.2022 № 452-ФЗ

На наш взгляд, наиболее значимыми в уходящем году в сфере банкротства были изменения в законе «О банкротстве», внесенные Федеральным законом от 21.11.2022 № 452-ФЗ. 

Внесенные изменения состоят из двух блоков: участие контролирующего должника лица (КДЛ) в деле о банкротстве и улучшение положения в делах о банкротстве финансовых организаций, в отношении которых Банком России или ГК «Агентство по страхованию вкладов» осуществляются оздоровительные мероприятия.

КДЛ может стать полноценным участником дела о банкротстве, независимо от предъявления к нему требования о привлечении к субсидиарной ответственности, подав соответствующее ходатайство в дело о банкротстве. Также КДЛ может вступить в любой обособленный спор в деле о банкротстве, в предмет которого входят вопросы, влияющие на возможность привлечения его к субсидиарной ответственности.

Изменения исключили субординацию требований кредитной организации, в отношении которой утвержден план участия Банка России или АСВ при предупреждении банкротства банка, по основаниям, возникшим до даты утверждения такого плана. Основания для понижения очередности удовлетворения требований кредиторов (например, признание сделки недействительной по п. 2 ст. 61.2 или п. 3 ст. 61.3 закона «О банкротстве», требование по возврату компенсационного финансирования, привлечение к субсидиарной ответственности) неприменимы к такой кредитной организации. 

Введен лимит размера субсидиарной ответственности и реституционных требований по возврату исполненного по недействительным сделкам в отношении финансовых организаций (кредитных и страховых организаций, негосударственных пенсионных фондов), в отношении которых будут приниматься меры для предупреждения банкротства.Совокупный размер такой ответственности перед всеми юридическими лицами не может превышать стоимости чистых активов такой финансовой организации, определенной по данным ее бухгалтерской отчетности на конец квартала, в котором принято решение или утвержден план оздоровительных мероприятий. 

Бремя неблагоприятных последствий совершения незаконных и недобросовестных действий, повлекших привлечение к субсидиарной ответственности или применение реституции, переносится на контролировавший деятельность менеджмент такой финансовой организации. 

Иммунитет единственного жилья сохраняется даже при недобросовестном отчуждении

Верховный суд рассмотрел два важных спора, касающихся возможности реализации единственного жилья гражданина-банкрота (№ 305-ЭС22-12854 и № 304-ЭС22-15217). В обоих делах ВС пришел к выводу, что действия должника по отчуждению единственного жилья со злоупотреблением правом — это основание для признания сделки недействительной, но они не могут служить основанием неприменения исполнительского иммунитета. 

Добросовестность и разумность: поиск критериев продолжается

По-прежнему значительная часть рассмотренных Верховным судом банкротных споров касалась критериев добросовестного и разумного поведения участников гражданского оборота. 

В определении ВС от 24 октября 2022 года № 307-ЭС22-12512 при рассмотрении вопроса о наличии оснований для освобождения гражданина-банкрота от исполнения обязательств по результатам процедуры реализации имущества были даны критерии неразумного поведения и разграничения недобросовестного поведения (злостное уклонение от погашения задолженности) как основания для отказа от освобождения от обязательств (п. 4 ст. 213.28 закона «О банкротстве»). Недобросовестное поведение должно обязательно сопровождаться введением кредиторов в заблуждение с целью получения денежных средств (предоставление заведомо недостоверной информации или сокрытие необходимых сведений) или уклонения от погашения кредиторской задолженности. Последнее имеет место при стойком умышленном нежелании должника исполнять обязательство при наличии возможности и проявляется в активных действиях, направленных на избежание погашения долга при наличии к тому возможности.

В другом деле Верховный суд закрепил важный принцип оценки деятельности лиц, вовлеченных в дело о банкротстве, с точки зрения разумности и добросовестности — экономическая целесообразность и оправданность соответствующих действий (определение ВС от 13 октября 2022 года № 305-ЭС21-1719 (2)). 

Ответственность кредиторов и арбитражного управляющего за причинение вреда должнику и другим кредиторам

В определении от 14 ноября 2022 года № 307-ЭС17-10793 (26-28) Верховный суд затронул вопрос о выявлении недобросовестного поведения группы мажоритарных кредиторов и конкурсного управляющего, создавших схему использования имущества должника, направленную на вывод дохода от производственной деятельности должника на созданный ими «центр прибыли». 

ВС допускает возможность определить такую группу лиц, как бенефициаров схемы, когда некая группа лиц объединена не по признаку корпоративной связи с должником, позволяющей влиять на его деятельность, а по признаку такого участия в деятельности должника. Например, когда несколько лиц, часть из которых аффилированы между собой и имеют возможность в силу статуса мажоритарного кредитора принимать решения, касающиеся должника (утверждать решения собрания кредиторов, кандидатуру арбитражного управляющего, согласование сделок должника и т.д.). А часть в качестве контрагентов принимает участие в производственной деятельности должника на необычных (нестандартных) условиях, недоступных обычным участникам гражданского оборота. Участником такой группы будет и арбитражный управляющий, который своими действиями реализует общую схему, будучи формально не аффилирован ни с мажоритарными кредиторами, ни с контрагентами по сделке. Мажоритарные кредиторы за счет подавляющего числа голосов определяют на собрании кредиторов решения об использовании имущества должника, «легализующие» действия конкурсного управляющего по заключению сделок со входящим в группу контрагентом. А это влечет концентрацию прибыли от использования имущества должника у такого контрагента, а не в конкурсной массе и оставление должнику дохода, покрывающего только издержки (себестоимость) такой деятельности. 

Отсутствие обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего

Важным ориентиром в спорах, касающихся отсутствия у арбитражного управляющего страховки его ответственности из-за отказа страховых компаний заключать такой договор, стало определение ВС от 17 августа 2022 года № 305-ЭС22-4103. 

При разрешении такого рода споров необходимо различать ситуации, когда отсутствие страхования — следствие объективных причин, независящих от арбитражного управляющего, а когда —результат неразумного или недобросовестного бездействия самого арбитражного управляющего. Если причины отказа в заключении договора страхования зависят от личности, воли или действий самого управляющего, то негативные последствия отказов от заключения договора страхования не могут перекладываться на кредиторов и снижать уровень защиты их прав. Если же отказы обусловлены независящими от арбитражного управляющего объективными факторами, на него не могут быть возложены негативные последствия отсутствия страхования. Чтобы понять, носит ли невозможность застраховать ответственность объективно независящий от арбитражного управляющего характер, необходимо проанализировать, предпринял ли арбитражный управляющий все возможные меры для исполнения обязанности по обеспечению страховой защиты интересов кредиторов в сложившейся ситуации.

Источник: Право.ru


Поделиться: